По вопросам снятия ссылок обращаться на satelliter.ru@gmail.com


ТРАГИЧЕСКОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ

Написал admin 17.04.2010 – 17:53 -

Во второй половине 1883г. эмир Афганистана Абдурахман-хан, присоединив к пуштунскому государству территории на левобережье Пянджа и Амударьи, населенные таджиками, узбеками, туркменами и другими среднеазиатскими народами, вторгся в независимые Шугнан и Рушан.

Понимая, что за этой акцией стоит Лондон, МИД России передал послу Великобритании ноту, в которой предупреждал, что вторжение афганцев в Горный Бадахшан может вызвать «прискорбные последствия…». «Туманный Альбион» попытался отмолчаться: англичанам, которые в этот момент были заняты борьбой с пуштунскими племенами на границе Индии, было выгодно отвлечение афганцев «делами Шугнана». Затем англичане вначале лицемерно ответили, что они «как нельзя более расположены поддержанию спокойствия на шугнано-дарвазской границе», а затем и вовсе усомнились в том, что Рушан, Шугнан и Вахан… самостоятельные княжества! По мнению Великобритании, они еще с 1872г. являлись афганской территорией!

Вскоре за Шугнаном и Рушаном афганцы вторглись и в Вахан. Его правитель, Шо-Али-Мардон, заранее узнав о готовящемся вторжении, созвал в центре княжества – Калае-Пяндже — совещание родовых старейшин. На нем было принято решение бежать из страны всем жителям, поскольку отразить нападение не было сил. Так начался этот малоизвестный эпизод в истории Горного Бадахшана – исход ваханцев с родины во главе с Шо-Али-Мардоном. Решение схода старейшин было сообщено в самые дальние кишлаки, где все без исключения изъявили желание последовать за своим правителем. Решено было собрать все население в местечке Ак-Таш, откуда оно должно быть распределено по разным местностям. Сам Шо-Али-Мардон временно поселился в Ташкургане (нынешний Синьцзян), а затем в независимом княжестве Чатрал, откуда обратился с письменной просьбой к русскому правительству о разрешении ему поселиться в России.

Осенью 1883г. в Шугнане вспыхнуло восстание против оккупантов, вводивших непосильные налоги, а также, как значилось в документах, «употреблявших людей для работ вместо лошадей и ишаков при доставке провианта». Восставшие, перебив наиболее жестоких сборщиков налогов, бежали в Шугнан, где, заблокировав труднодоступные перевалы, послали за помощью в Бухару и Туркестанское генерал-губернаторство. В письме говорилось, что «жители зимой бросили свои дома и скитаются по горам. Единственное спасение они находят в лице Белого Царя и прибегают к его покровительству и защите».

Предыдущие девятнадцать лет показали, что русские военные в регионе, в том случае, когда их не «хватали за руки из Петербурга», всегда с готовностью оказывали помощь местным жителям, обратившимся к ним за помощью. Однако из Главного штаба поступил приказ отклонить просьбу шугнанцев о принятии их в подданство России и ограничиться обещанием, что «мы употребим наше нравственное содействие в видах обеспечения их от притеснения».

Жизнь таджиков Горного Бадахшана в период афганской оккупации можно описать только в самых мрачных тонах, способных обрисовать существование в рабстве: поборы, доводящие до голодной смерти, продажа в рабство в Афганистан целыми семьями; ежедневные насилия и убийства на всей территории от Язгулема до Вахана…

Так продолжалось до 1888г., когда в Северном Афганистане поднял мятеж тамошний наместник, двоюродный брат эмира Абдурахман-хана, Исхак-хан. Любовь к кузену не могла побороть жажду власти, и он решил захватить трон в Кабуле. Преданные эмиру войска бежали из Вахана и Шугнана, что дало проблеск надежды их жителям. Из Чатрала в Вахан вернулся Шо-Али-Мардон. Его сопровождали двести воинов из Чатрала и столько же из Канжута, маленького княжества на южных склонах Гиндукуша.

Понимая, что рано или поздно распри в Афганистане закончатся, и тогда следует снова ожидать вторжения захватчиков, жители Шугнана направили в Новый Маргелан посольство с просьбой прислать хотя бы символический отряд русских войск! Пытаясь вызвать особую заинтересованность русских властей в поддержке, шугнанцы всячески рекламировали природные богатства страны: «как на особое богатство своей страны они указывают на золото, железо и каменный уголь, — докладывал ведший переговоры капитан Васильев. — Пользуются они этими богатствами крайне осторожно и скрывают их от афганцев, боясь, что будут обложены новым видом и без того тяжелых податей. «Придут русские, мы все им покажем!» — говорят шугнанцы».

Уже осенью 1888г. афганцы снова вторглись в Вахан и, как отмечалось в одном из русских военных донесений: «Шо-Али-Мардон, сознавая невозможность успешной борьбы с эмиром Абурахман-ханом и не желая подвергать свою родину всем ужасам азиатской войны, очистил Вахан по первому письменному требованию афганского владыки и ушел обратно в Чатрал».

Однако правитель Шугнана и Рушана Сеид Акбаршо начал готовиться к отчаянной, почти безнадежной обороне. В мае 1889г. он с небольшими силами отбил у афганцев Ишкашим и Зебак. Узнав об этом, афганский эмир выслал на Памир войска численностью в 6000 человек, при 12 орудиях, отбившие захваченные восставшими населенные пункты.

О том, как развернулись дальнейшие события, скупо повествуют донесения полковника Б.Л.Громбчевского, совершившего в этот период научную экспедицию на Памир: «Афганский командующий разослал массу прокламаций к населению Шугнана, обещая полное помилование, но требуя выдачи Сеида Акбаршо непременно живым. Население не попалось на удочку, и по мере приближения афганцев началось поголовное переселение: сначала на правый берег Пянджа, а затем и дальше – вверх по реке Гунт. Около двух тысяч семейств направило стариков, жен и детей, а также скот и имущество к оз. Яшиль-Куль, намереваясь перейти в пределы России, частью же расселиться в китайском Сарыколе, населенном преимущественно выходцами из Шугнана».

Однако повстанцев подвело предательство: известный памирский разбойник Сахиб-Назар, издавна грабивший караваны в верховьях Гунта и Шахдары и явно не обладавший моралью Робин Гуда, вошел в сговор с афганцами и провел в верховья этих рек кавалерийский отряд в 50-60 всадников. Отряд этот вместе с шайкой Сахиб-Назара, заняв узкое ущелье р.Бартанг близ рушанского селения Орошор, стал поджидать отступающие войска Сеида Акбаршо. «По пути к Орошору, — продолжает Б.Л.Громбчевский, — афганский отряд наткнулся на партию беглецов, следовавших к озеру Яшиль-Куль, и расправился с ними с неслыханной жестокостью. Женщины изнасилованы на глазах отцов и мужей, дети бросались в пылающие костры, а затем вся партия подверглась поголовному избиению. Слух о появлении афганцев в верховьях Гунта произвел панику среди Шугнанцев. Беглецы, находившиеся у оз. Яшиль-Куль, бросились по р.Аличур в китайские пределы, но близ урочища Баш-Гумбез наткнулись на отряд китайских войск, который оттеснил их обратно к озеру. Другие беженцы были вынуждены вернуться к Пянджу…

Надо отдать должное Сеиду Акбаршо, что в эти трудные минуты он не растерялся. Предприняв целый ряд партизанских набегов на расползавшиеся по правому берегу афганские отряды, он вместе с тем деятельно переправлял семейства беженцев через перевал Акбаи–Ду в долину Язгулема. Набеги производились ночью. Отряды шугнанцев, вооруженные исключительно холодным оружием, высмотрев небольшой афганский отряд, переправлялись вплавь на левый берег Пянджа и, подойдя скрытно к афганцам, бросались на сонных в рукопашную, производя жестокую резню. Набеги производились по всему побережью, но особенно удачны были под селениями Юмг и Шидвуч, где небольшие афганские отряды в 50-70 человек были уничтожены совершенно. Нападения эти навели такой ужас на афганцев, что те не рисковали удаляться на пушечный выстрел от Кала-и-Бар-Пянджа и терпели большую нужду в продовольствии и в фураже для лошадей».

В августе-сентябре 1889г. борьба против афганцев достигла апогея. Сеид Акбаршо обратился с письмом к полковнику Б.Л.Громбчевскому, прибывшему с экспедицией к границе Шугнана:

«Завоевателю мира, подобному орлу, великому господину!

Да будет Вам, властителю вселенной, оказывающему помощь, известно, что до настоящего времени я страну свою считал входящею в состав владений Великого Белого Царя, теперь же явились сюда воры-грабители и овладели половиной моих владений… Докладывая Вам о положении дел, высказываю надежду, что страна моя будет принята под покровительство Великого Белого Царя, воры же убегут и перестанут разорять мою родину. Пока Рушан находится в моих руках — считайте эту провинцию своими владениями».

Однако Громбчевский не располагал никакими необходимыми полномочиями, и события приближались к неминуемой развязке. Афганцы штурмом взяли Кала-и-Вамар, где погибли свыше 200 его защитников. Преследуя отступающих шугнанцев, близ кишлака Сарез афганцы догнали свыше 1500 семей беженцев, частью их перебили, а частью угнали в рабство. Тщетны оказались и попытки населения Шугнана укрыться в Китае: встретившие их на Аличуре китайские войска, беспощадно прогнали их обратно к Пянджу, где те попали в рабство. Всего в кровавых событиях 1889г. погибло несколько десятков тысяч жителей Шугнана.

Но вновь Генеральный штаб и МИД в Петербурге высказались против активного вмешательства в дела Горного Бадахшана, и после ожесточенной, но непродолжительной борьбы афганцы в третий раз заняли Шугнан, Рушан и Горан. Начались казни. Население было обложено огромной контрибуцией, в том числе и «живым товаром»: около тысячи мальчиков и девочек было отправлено в Кабул в гаремы, сотни молодых шугнанок были розданы афганским солдатам…

Несколько сот семей шугнанцев и рушанцев сумели бежать на территорию Туркестанского генерал-губернаторства.

Великобритания могла быть довольна: Горный Бадахшан, являясь инородным телом для Афганистана, на протяжении 80-х годов XIX века исправно отвлекал внимание и силы этой страны от «пуштунской проблемы» в районе Пешавара, которую англичане решали в свою пользу, проводя здесь пресловутую «Линию Дюранда»!

Долгие четыре года предстояло населению Памира и Горного Бадахшана оставаться под гнетом озверевших оккупантов, но развязка трагедии на «Крыше мира» была близка!

Виктор Дубовицкий, доктор исторических наук, Душанбе


Опубликован в рубрике "Россия-Таджикистан" | Комментарии к записи ТРАГИЧЕСКОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ отключены

Извините, но комментарии уже выключены.